Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

насквозь

ЧУКОТСКИЕ БАЙКИ.

Воодушевленный успехом моего рассказика про карусель, я решился представить вашему вниманию еще одно воспоминание из своей жизни. Временной отрезок здесь гораздо больше одного дня, поэтому, чтобы не занимать слишком много вашего времени, я буду выкладывать мои записки по частям. Заодно я смогу понять, интересно ли это вам, и стоит ли продолжать дальше.

ПРЕДИСЛОВИЕ
Всю жизнь мне казалось, что настанет момент, когда я сяду и напишу обо всем интересном, что мне довелось пережить. Но время шло, а тот момент все не наставал. Однажды я вдруг подумал, что это сильно напоминает горизонт. Как к нему ни приближайся, а он все там же. Жизнь по-прежнему идет, времени по-прежнему нет, а интересное продолжает встречаться, и мой мозг становится похожим на захламленный письменный стол, на котором все труднее найти нужную бумагу, хотя ты и знаешь точно, что она там лежит. И в таком случае тот самый момент может не наступить никогда.

Тогда я решил написать первый абзац. Будь что будет. Авось и второй появится…


ГЛАВА 1.

                                                                             Сидят два чукчи на берегу Северного Ледовитого
океана.Один другому и говорит: "Хочешь, анекдот
расскажу?" А тот отвечает: "Ой, не надо, не надо!
Небось,политический, еще сошлют куда-нибудь!"
(Народный фольклор)

Осенью 1979 года, через несколько месяцев после того как я вернулся с Чукотки на материк, я обнаружил, что в народе появилась новая — "чукотская" серия анекдотов. Я был удивлен, и сразу по двум причинам. Во-первых, тем, что никогда до этого не слышал чукотских анекдотов, а я следил за анекдотами внимательно, любил и собирал их. Во-вторых, я был удивлен тем, что как раз тот анекдот, который я привел в качестве эпиграфа к этой главе, был мне знаком.

Он был мне знаком, потому что одним из тех чукчей был я сам, а другим — мой двоюродный брат Олег Иванович Богдзевич. А разговор происходил не на берегу, а в бане, точнее, в парилке на верхней полке. Ну а уж баня, точно, стояла на самом берегу Северного Ледовитого океана, в чукотском поселке Нутепельмен.

Ближайшими соседями Нутепельмена были поселок Ванкарем в 90 километрах на запад и поселок Нешкан в 140 километрах на восток. Ближе людей нет. Ванкарем был знаменит тем, что около него в 1934 году был раздавлен льдами ледокол "Челюскин". Тамошние жители гордились этим, а остальные завидовали. В Нешкане было больше жителей, чем в Нутепельмене. Ну, а Нутепельмен из всех был самым маленьким и никому не известным.

Так случилось, что в этом маленьком богом забытом уголке мне довелось прожить небольшой, но увесистый (и, заметим между прочим, не самый худший) отрезок своей жизни. И поскольку немногим европейцам случилось пережить то, что пережил я, то всю оставшуюся жизнь я считал себя как бы в долгу перед человечеством, точнее, перед той его частью, которой было бы любопытно узнать, как живут на другом краю земли.

Попал я туда в значительной мере случайно. Мой брат Олег был морским геологом. Многие годы он проработал на побережье Северного Ледовитого океана, и знал береговую полосу от Таймыра до мыса Дежнева как свои пять пальцев. Работал он обычно на пару с другим геологом, и каждый год набирал в свою партию на полевые работы сезонных рабочих. Зиму он проводил дома, в Риге.

Однажды я приехал в Ригу на фестиваль авторской песни, который почему-то назывался "Поющий Вигвам", чтобы участвовать в жюри конкурса от Московского клуба. На один из концертов пришел Брат Олег — бородатый, грузный, в свитере из верблюжьей шерсти. После концерта я пригласил его в общежитие какого-то института, где все мы, участники фестиваля, остановились.

Народ собрался из самых разных городов Советского Союза. Мы были молодые, лохматые и ужасно голодные. Конечно же, все магазины в ту позднюю пору уже не работали.

По сусекам наскребли консервов и хлеба, у кого-то нашлись бутерброды. Все это свалили в кучу и приступили к общей трапезе. Тут Брат Олег из кармана куртки достал плоскую литровую флягу из нержавеющей стали и пустил ее по кругу.

Я до сих пор удивляюсь тому, как много бардов опьянели тогда от одной фляги. Да и они не могут забыть этот вечер. Напиток был мне известен. Был он фирменный, и имел название "Божемойчик". Брат Олег настаивал чистый спирт на жгучем стручковом перце... На счастье, концерты были позади. Не один бард обжег тогда себе гортань зловредным Божемойчиком и на время лишился голоса.

Вот в тот вечер и разговорились мы о Чукотке. Олег снова собирался туда на следующее лето.

— А ты можешь набирать рабочих из других городов? — спросил я его.

— Могу, — ответил он. — А что?

— Возьми меня с собой, — сказал я неожиданно для себя самого.

— Ты учти, у меня свободной инженерной должности в штате нет.

— А мне и не надо. Возьми меня рабочим.

— Гм... Это интересно. Ладно, договорились.

Хотя разговор случился довольно неожиданно, все же это было не случайно. Я давно мечтал снова побывать на Чукотке, где я провел свою преддипломную практику от Московского геологоразведочного института. Тогда обстоятельства не позволили мне остаться там. Пять лет я проработал в научно-исследовательском секторе того же института, в котором до этого учился. Был младшим научным сотрудником, затем начальником партии, в поле ездил в центральную Россию в район Курской магнитной аномалии.

Но все это было не то. Север манил меня, как продолжает манить по сию пору. И я мечтаю, что когда-нибудь еще попаду в края, лежащие за Северным Полярным кругом.
Через месяц Олег прислал мне официальный запрос в органы внутренних дел для оформления пропуска в пограничную зону, каковой считалась вся Чукотка. Со мной вместе просился мой друг по имени Борис (которого все звали просто Боб), студент все того же геологоразведочного института. Он тогда только что развелся со своей женой, которую продолжал страстно любить. Он сильно переживал и в ту пору жил у меня. Но у него была диковинная двойная фамилия Коган-Лернер, и отдел кадров у Брата Олега наотрез отказался давать на него запрос.

Брат Олег пустил дело на самотек. Он сказал, что если мы сделаем Бобу пропуск сами, он его возьмет. В конце концов мы умудрились сделать невозможное и раздобыли этот несчастный пропуск. Как мы это сделали, это уже другая история. Не будем сейчас занимать внимание читателя не относящимися к делу подробностями.

Продолжение следует.

насквозь

Что такое баян?



Поскольку значительную часть моих постов составляют классические БАЯНЫ, выловленные из сети, я посчитал полезным поместить сюда заметку о том, что это за явление и откуда, собственно, вошло это слово в русский сленг.

Баян (также: боян, байан и др.) — жаргонное слово, используемое для обозначения повторно опубликованной шутки или информации. При этом, в классическом понимании, информация должна быть повторно опубликована в том же самом источнике (например в том же самом форуме, или даже в том же самом разделе форума). Иными словами, репост (копирование информации из одного источника в другой), бояном в классическом понимании не является.

Однако 95% пользователей придерживаются неклассического толкования этого термина, при котором понятие бояна является чисто субъективным. В этом понимании боян — информация, которую пользователь уже где-то видел (например в этом же источнике ранее, или в другом источнике, или во сне, или даже в этом же посте ранее, но забыл об этом). Яркий пример: слово «боян» широко используется в аське в ответ на новости и анекдоты, которые для получателя не новы. Более того, это слово часто используется в ответ на новости, которые для получателя новы, но которые описывают события, произошедшие давно. Например:

Collapse )

 

насквозь

Следующий!


-- Доктор, я совсем не сплю, в голову лезут тысячи мыслей...

-- Пейте на ночь стакан касторки!

-- И я буду хорошо спать?

-- Нет, не будете. Но мысль будет всего одна. Следующий!

 

-- Доктор, плохо срастается нога после перелома. Постоянно хожу на костылях.

-- Сестра, слабительное. Сейчас костылики-то бросите. И побежите. Следующий!

 

-- Доктор, у меня цирроз, рак, язва и неврастения... Да еще бессонница! Можно мне на ночь пить коньяк, чтобы лучше спать?

-- Какой, на хрен, коньяк?

-- Ну, не сейчас, может, в будущем...

-- Какое у вас, на хрен, будущее? Следующий!

Collapse )