Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

насквозь

Если бы я умел рисовать...

Не всегда удается выхватить быстро камеру и сфотографировать классный сюжет. Чаще всего такое происходит когда проезжаешь мимо на машине и ничего сделать не можешь, остается лишь запомнить навсегда. Потом ходишь мучаешься, порой годами.

Ну вот простой пример. На автобусной остановке реклама во всю стенку. Шикарный ресторан, красивая пара за столиком с крахмальной скатертью, перед ними официант. А под рекламой на скамейке сидит мужик в потрепанной одежде и ест бутерброд из дома. Стоп-кадр.

Другой пример. Дилершип BMW, конец рабочего дня в выходные, когда больше всего народу, а стало быть - больше всего надежд на продажи автомобилей. Публика разъехалась, праздник закончился. И по пустой разукрашенной стоянке идет унылый дилер с огромной связкой разноцветных воздушных шаров в руке. Стоп-кадр.

А вот следующий сюжет я бы нарисовал, если умел.

Простой домишко с палисадничком за низеньким заборчиком. Три подсолнуха и ромашки на клумбе. Дом выходит на дорогу двумя окнами. Надвигается гроза. Сильная такая гроза, тучи набухли, ветер поднялся, вот-вот хлынет. А в окнах две фигуры. В левом женщина, она испуганно смотрит на небо и запахивает окно. А в правом мужчина, очевидно ее муж. Он тоже смотрит в окно, но его выражение лица совсем иное, мечтательное. Он любуется стихией, просто наслаждается моментом. Стоп-кадр. И я знаю об этих двоих всё.
насквозь

Какие цены были раньше

Венедикт Ерофеев в своей эпохальной поэме "Москва-Петушки" оставил историкам бесценный пласт цен на вино-водочные изделия советского периода. К сожалению, я нигде не смог найти аналогичного перечня цен на другие товары повседневного спроса.
Вот попытался вспомнить. Поправьте меня, если ошибусь. Напомню для молодежи: средняя зарплата советского служащего составляла 120-150 рублей.
Цены на продукты по умолчанию даются за один килограмм.
Сливочное масло стоило 3 рубля 60 копеек, масло вологодское - 3.80.
Подсолнечное масло - 1.60.
Творог: развесной - 1.05. Творог в двухсотграммовых пачках - 22 коп. кислый (хотя все хотели хороший по 26 коп., но его не было).
Сметана - 1.70.
Сыр: российский - 3.00, швейцарский - 3.90, пошехонский и костромской - 2.60.
Сыр плавленный "Дружба" - 23 коп. (Был еще "Волна", "Виола" - цен не помню)
Говядина - 2.05.
Свинина - 1.90.
Куры импортные - 3.00, куры отечественные (по прозвищу "синяя птица") - 1.65.
Рыба: мойва - 40 коп., хек - 70 коп., морской окунь - 1.30.
Картошка - 10 коп.
Капуста - 7 коп. 
Пирожки: с повидлом и с капустой - 5 коп., с мясом - 10 коп. 
Пончики - 5 коп. 
Яблоки "джонатан" - 1.50.
Бананы (если повезло) - 1.40.
Ананас (совсем не повседневный продукт, случайно вспомнилось) - 2.50 за штуку.
Колбаса: отдельная - 2.20, докторская - 2.30, любительская - 2.90.
(Цены на копченую колбасу и салями не помню, они мне просто не попадались.)
Пельмени - 90 коп. пачка. 
Хлеб белый: батоны по 13 коп., 19, 22 и 29 коп., французская булочка - 7 коп., ситник - 10 коп.
Хлеб черный: обдирный - 14 коп., орловский - 18 коп., бородинский - 22 коп.
Сахарный песок - 90 коп.
Кофе растворимый - 6 рублей банка.
Чай индийский, цейлонский, грузинский, краснодарский. Цен не помню, индийский, кажется, был по 36 коп. пачка. В общем, где-то в этих пределах. Было еще разделение по сортам: первый, второй и высший.
Сгущеное молоко - 55 коп. банка. 
Соль: крупного помола - 7 коп., мелкого - 10 коп.
Десяток яиц - 90 коп., диетические - 1.05 и 1.30.
(Последние цены запомнились мне из-за дурацкого анекдота. 
Беседуют две курицы. Одна другой говорит: "Мои яйца большие, продаются по рупь тридцать, а твои маленькие, всего по рупь пять!" Вторая отвечает: "Охота была за двадцать пять копеек жопу рвать!")
Молоко (цены за пол-литра): треугольный пакет - 16 коп., в стеклянной бутылке - 30 коп. (15 коп. за само молоко плюс 15 коп. залоговая цена за бутылку).
Кефир - 31 коп.
Ряженка - 36 коп.
Сигареты: "Памир" - 10 коп., "Прима" - 14 коп., "Шипка" - 15 коп., "Ароматные" - 15 коп., "Ява" - 30 коп.в мягкой упаковке, 40 коп. в твердой, "ВТ" - 40 коп.
Папиросы "Беломор" - 22 коп., "Казбек" - 30 коп. "Герцеговина флор" - 70 коп.
Помнится, продавались также сигареты "Кэмэл" в мягкой упаковке и термоядерные кубинские "Partagas" из сигарного табака по 10 коп.
Мороженое: фруктовое в картонных стаканчиках по 7 коп., молочное - 9 коп., эскимо на палочке - 11 коп., сливочное - 13 коп., рожок - 15 коп. (по-моему, самое вкусное), пломбир в вафельном стаканчике с розочкой - 19 коп., "Ленинградское" (двойное эскимо) - 22 коп., пломбир с шоколадом и орешками - 28 коп. И большой пломбир по 48 коп.
Спички - 1 коп. за коробок, в котором было 50 спичек.
Проезд на общественном автотранспорте: трамвай - 3 коп., троллейбус - 4 коп., автобус - 5 коп. Штраф за безбилетный проезд - 1 рубль. Проездной билет на месяц на один вид транспорта - 3 рублей, единый - 6 рублей. Маршрутное такси - 10 коп., такси - 10 коп. за километр.
Телефон-автомат - 2 коп. за разговор любой продолжительности. 
Ботинки фабрики "Скороход" - 15 рублей. 
Карманные часы "Восход" на цепочке - 18 рублей.
Лист чертежной бумаги - 10 коп., лист ватмана - 30 коп.
Газеты стоили 2-3 копейки (помните поговорку - "Правды" нет, "Россия" продана, остался "Труд" за три копейки"?)
Билеты в кино стоили 10-50 коп. в зависимости от сеанса и номера ряда. 
Средний билет в театр - 2 руб. 50 коп.
Фотоаппарат "Весна" (был такой, мой первый) - 12 руб., "Смена" - 15 руб., "Зенит" с объективом "Гелиос" - 120 руб. 
Газированная вода - без сиропа - 1 коп. за стакан, с сиропом - 3 коп. 
Томатный сок 10 коп. за стакан. Помните, из стекленных конусов наливали?
Автомобили: горбатый "Запорожец" стоил 2500 руб., "Москвич" - 4000 руб., первые "Жигули" - 4500 руб. 
Тетрадь ученическая (12 листов) в линейку - 2 коп., в клетку - 3 коп., общая 96 листов - 44 коп, 48 листов - 22 коп. 
Конверт с маркой - 6 коп. (5 коп. марка и 1 коп. конверт).
Частный урок - 5 руб. за 1.5 - 2 часа. 
Средний заработок в день от 4.75 руб. (младший научный сотрудник без степени) до 22 руб. (профессор, доктор). Однако на овощную базу посылали всех, вне зависимости от заработка. 

Дополняйте!
насквозь

Рисунок академика Сахарова

— Бомба — ужасная вещь, — сказал он. — Но я тогда считал, что Родина должна ею обладать.

Он сказал «считал», отметил я про себя. В ответе проскользнула некоторая двусмысленность. «Считал» не значит «считаю». Видно было, что эта тема ему неприятна.

Но Джей не стал задавать очевидный вопрос: «А что вы считаете сейчас, оглядываясь назад?» Вместо этого он спросил:

— А сколько вам было лет, когда вы сделали бомбу?

— Тридцать три, — сказал Сахаров. Он написал цифру на листе бумаги, на котором машинально рисовал какие-то каракули, и обвел ее кружочком. Я перехватил взгляд Джея, который как завороженный глядел на рисунок:

— Доктор Сахаров, разрешите, я возьму ваш скетч? Вы не будете возражать, если мы воспроизведем его в журнале?

— Пожалуйста, — улыбнулся Сахаров. — Занятно, не правда ли?

Я взглянул на рисунок: черно-белое черепообразное лицо в короне наэлектризованных волос, искаженное агонией электрического разряда, стекающие вниз струйки, превращающиеся в змеиные головы, а на заднем плане костяшки домино — символ закона случайности. «Ничего себе, — подумал я, — и эта сюрреалистическая фантасмагория, этот невольный оттиск душевного кошмара выходит из-под руки человека, вложившего апокалиптическое оружие в руки тупого монстра! И при этом он с мягкой, извиняющейся улыбкой объясняет, о чем думал тогда! А теперь, отказавшись от благ и богатств, рискует жизнью, чтобы помочь жертвам этого монстра, исходя из “морального долга”. Какую же агонию должен испытывать этот человек?»

Это строки из опубликованной недавно в журнале "Сноб" главы "За флажки" будущей книги Александра Гольдфарба (http://www.snob.ru/selected/entry/26657).

Статья Джея Аксельбанка "A New Kind of Cold War" была опубликована в журнале Newsweek 8 октября 1973 года. Джей и вправду опубликовал этот скетч. Вот он.


Да, есть о чем задуматься!

 

насквозь

Кэтрин Лев БАГДАДСКИЕ ЗАМЕТКИ

Я уже хвастался своими двумя детьми. Похвастаюсь и третьим ребенком, Катькой. Вообще-то я о ней уже писал, и фотографии ее выставлял: это она родила нам недавно внучку Софию, которая получила прозвище Сонька Золотая личность. Ну а сейчас напишу немного про Сонькину маму.
Катерина, закончив довольно престижный университет по специальности Юриспруденция, не пошла работать в частную фирму, а записалась в действующую армию. Вскоре началась Иракская компания, и Катька вместе с Первой бронетанковой дивизией, в которой служила, оказалась в самом центре боевых действий.
Пережив все, что может пережить солдат на войне, она сумела вынести оттуда нежное отношение к простым американским парням и девушкам, одевшим на себя военную форму.
По возвращении она написала ряд рассказов об американской армии. Небольшая подборка из тринадцати рассказов   была не так давно опубликована в израильском литературном журнале "22".

Поскольку ЖЖ не дает возможности ставить длинные посты, я помещаю здесь то, что поместится, а остальное вы можете прочесть здесь: http://sunround.com/club/22/148_catlev.htm

Я очень прошу всех, кто будет комментировать этот пост, оставить в стороне политический аспект этой войны. Мы все знаем, что война - это плохо. Просто вчитайтесь. Вглядитесь в лица простых ребят. Для меня, например, многое в этих рассказах было откровением.

Кэтрин Лев

БАГДАДСКИЕ ЗАМЕТКИ

     
Яичница на балконе
     
     - Мэм, сержант Эберли просил вас зайти, когда освободитесь.
     Это сообщение застало меня за делом необычайной стратегической важности, а именно за изготовлением бумажного журавлика. Уже две недели как мои журавлики стали привычной частью интерьера на обоих этажах бывшей академии гражданской авиации Ирака, где в настоящее время размещались вспомогательные конторы Первой бронетанковой дивизии. Капитан Гэллегер, который в отличие от меня регулярно присутствовал на оперативных совещаниях, клялся, что видел журавлика в планшете у замначальника штаба по оперативной работе. Вот уж никогда бы не подумала.
     

Collapse )



насквозь

Мой фирменный борщ

Начну издалека. В прежние времена на Арбате, на той стороне улицы, где располагались Вахтанговский театр и зоомагазин, чуть ближе к Смоленской площади, располагалось скромное учреждение со свободным входом с улицы. Называлось оно довольно бесцветно: "Оргнабор рабочих в северные районы страны", но было известно больше под названием вербовочный пункт.

Вербовали бессовестно, врали вдохновенно, обещая золотые горы и романтику дальних дорог. Те, кто постарше и поопытнее, обходили вербовщиков стороной. Они знали, что на Север лучше не уезжать, ибо попасть туда легко, а уехать обратно трудно. А молодежь иногда подкупалась надеждой на новую жизнь, на возможность жить отдельно от родителей  и не пересчитывать пятьдесят копеек в кармане, решая, на что их потратить – на обед или кино.

Однажды туда зашел я, и через десять минут вышел с подписанным контрактом на два года в геологоразведочную партию на Сахалине и с пачкой подъёмных денег на покупку одежды и билетов на самолёт.


Collapse )</div>